• Alvīne,
  • Савва,
  • Серафим,
  • Федор
Гороскоп
Поиск на VESTI.LV Поиск на VESTI.LVRSSFacebookЛента новостей
Люблю! Люблю!
«Сегодня» «Сегодня»
Reklama.lv Reklama.lv
Видео Видео
bb.lv bb.lv
telegraf.bb.lv Telegraf
Программа Программа


Гороскоп
Люблю! Люблю! «Сегодня» «Сегодня» Reklama.lv Reklama.lv Видео Видео bb.lv bb.lv telegraf.bb.lv Telegraf Программа Программа


С «Тацу» по жизни: Настя Полева отметила творческий юбилей

Размер текста Aa Aa
«Сегодня» / интервью
Vesti.lv 20:00, 28 ноября, 2018

5 ноября в петербургском Aurora Concert Hall состоялся юбилейный концерт, посвященный 30—летию альбома «Тацу». Этот альбом сделал молодую певицу Настю Полеву известной всему Советскому Союзу рок—звездой, заложив основу ее сольной дискографии.



Стоял в зале, ожидая выхода музыкантов на сцену, не без трепета. Настя Полева — это такой прекрасный дикий цветок, в свое время расцветший в суровых Уральских горах, ее творчество меня всегда привлекало красотой и романтизмом. Свое знакомство с ним начал много лет назад как раз с «Тацу», поразившего нездешней для наших краев экзотикой — тут тебе и древнегреческая мифология, и японские этнические мотивы.

После концерта Анастасия Викторовна любезно согласилась поговорить с газетой «СЕГОДНЯ», рассказала о нелегком и прекрасном ремесле музыканта, автора—сочинителя — как это было тогда и как происходит сейчас.

Иллюминатор Кормильцева

— Многие слушатели называют «Тацу» самым любимым из ваших альбомов. А как сами думаете: какая ваша работа — наилучшая?

— А я такими категориями не мыслю. Все мои альбомы очень разные — и на каждом из них есть любимые, очень сильные, как мне кажется, вещи. Каждый из альбомов выполнял свою задачу, знаменовал определенный этап в моей жизни — и выделить какой—то самый лучший из них не могу.
Что касается «Тацу», то там, в отличие от последующих работ, стояла лишь одна задача — сочинить хоть что—нибудь, спеть что—то свое. В итоге «Тацу» ознаменовал собой исходную точку, наметил мне дальнейшие направления для движения. Именно этим он для меня и важен.

— Тексты для песен «Тацу» написал Илья Кормильцев. Чувствовали неуверенность в собственных силах?

— Это было традицией Свердловского рок—клуба — считалось, что каждый должен заниматься собственным делом. Музыканты сочиняют музыку, а тексты им пишет профессионал слова. И тогда мало кому приходило простое соображение: ребята, у вас есть собственная голова на плечах, и вы можете свои мысли, чувства и впечатления вкладывать в тексты, самостоятельно их сочиняя. Главное, что это будет абсолютно честно — что куда важнее возможных словесных шероховатостей и корявостей.

Такие группы, как «Чайф» и «Агата Кристи», со временем доказали всем в Екатеринбурге, что можно выпускать стопроцентно авторский материал. Но сама на момент работы над «Тацу» до этого еще просто не доросла. То была не просто неуверенность в себе — попросту не знала, с какого боку подойти к сочинению текста. Максимум, что могла тогда — задать общую тему, предложить какую—то отдельную строчку...

В 87—м я рассматривала кандидатуры нескольких поэтов, но остановила выбор на Илье. Как сейчас помню, первой ему дала послушать музыку, превратившуюся потом в песню «Ариадна». Он думал—думал — и предложил тему героини древнегреческого мифа. А тематику всех последующих композиций мы продумывали с Ильей уже совместно, перебирали разные варианты... Если он не знал, в какую сторону идти при работе над текстом той или иной песни, то спрашивал меня: что думаю, чувствую, представляю. Кормильцев сказал, что ему так даже проще — ведь не так—то легко мужчине писать строчки, которые будет петь женщина.

— Его увлекла эта работа?

— Да, Илья говорил, что ему очень интересно — особенно написание текста для титульной песни, одноименной с альбомом.

К слову, к тому моменту, когда Кормильцев подключился к процессу, все песни у меня уже были сыграны—спеты на «псевдоанглийском» языке — так называемая «рыба». Вообще всегда начинаю с музыки и лишь потом «впечатываю» в нее слова. Музыка диктует настроение, из которого начинают рождаться образы...

Так вот, композицию «Тацу», в отличие от прочих с альбома, спела на «псевдояпонском». Почему—то у меня возникла ассоциация именно с фонемами такого рода: «мацу», «тацу» и так далее. Причем тогда даже еще и не знала, что «тацу» на японском означает «дракон». Кормильцев уцепился за это и предложил сделать песню на японскую тематику. Ему вспомнилась история о молодых японских солдатах, которых во время Второй мировой войны отправили сторожить маленькие островки в Тихом океане. Когда боевые действия закончились, про тех солдат попросту забыли. Илья предложил посвятить этому песню — и в итоге у нас вышла одна из самых необычных и оригинальных вещей из всех, что мне довелось в жизни спеть.

До и после «Тацу»

— Я бы сказал, что музыка альбома «Тацу» ничем не напоминает творчество группы «Трек», в которой вы участвовали до того, как начать сольную карьеру...

— «Трек» и то, что было позже него — для меня это две абсолютно разные жизни. Альбом «Тацу» стал для меня первым настоящим опытом авторского самовыражения. В «Треке» же основным автором был Андрей Балашов, поучаствовала в сочинении от силы двух песен. Вообще там пребывала на втором плане — основная вокальная линия в «Треке» была мужской. Однако группа дала мне бесценный опыт в плане воспитания вкуса, сочинения мелодий и аранжировок — тем более что Андрей поощрял мои сочинительские опыты. Именно в «Треке» научилась тому, как голосом исполнить мелодию, отобразить им любую эмоцию.

— После «Тацу» вы уже знали, каким будет следующий альбом?

— Нет. «Тацу» появился благодаря тому, что окружающие музыканты пытались сподвигнуть меня на сочинительство. Дескать, если у тебя родится что—то интересное, мы тебе всегда поможем довести это до ума, аранжировать, сыграть и записать. Да, дебютный альбом несомненно удался. Но это не значит, что после выхода «Тацу» я сразу же начала планировать, что и как буду делать дальше, какую стилистику стану разрабатывать и тому подобное. Единственная задача была максимально простая — вообще создать второй альбом, сочинить и придумать для него какой—то материал. В тот раз все получилось относительно быстро — «Ноа Ноа» появился в 89—м. А вообще после каждого нового альбома испытываю ощущение внутренней опустошенности — просто не знаю, куда мне идти дальше. Сижу и жду — придет вдохновение или не придет. Иногда приходится ждать долго...

— Такие периоды ожидания тяжело переживаются на душевном уровне?

— Нет, творческие простои меня сильно не угнетают. У меня нет профессионального композиторского образования — и поэтому отсутствует внутренний императив, что должна постоянно сочинять. Нет внутренней потребности что—то из себя вымучивать — ведь все должно происходить естественно.

Продолжительность паузы зависит от эмоционального состояния, от внутренних переживаний, от происходящих в жизни событий, от моего их восприятия. Иногда диктует сам инструмент... Бывает, возьмешь в руки гитару — и раздается звук, из которого постепенно рождается новая композиция. Моя работа над песней — тяжелый процесс, что называется, не для слабонервных. Поэтому сейчас полностью исключаю сторонние наблюдения за тем, как этим занимаюсь. Необходимо полное сосредоточение — не хочу, чтобы кто—то лез с советами, учил, «как надо». И порою приходится возиться очень долго, прежде чем все детали мозаики встанут на свои места. По ходу нередко приходится многое менять, что—то выбрасывать, что—то добавлять — пока не возникает понимание, что достигнут наилучший из вариантов.

— Мой любимый альбом из вашей дискографии — это «Море Сиам» 1997 года. Насколько понимаю, он для вас во многом стал очень важным, переломным?

— Именно для этого альбома впервые самостоятельно написала все тексты песен. На «Море Сиам» еще прослеживается моя прежняя тяга к неровным размерам. Когда сочиняла мелодии для альбома, еще использовала электронные клавишные — но именно во время работы над этими песнями приняла четкое решение: перехожу на гитару! Вспомнила те несколько аккордов, которые знала — и начала переучивать себя работать по—новому. В итоге «Море Сиам» стало для меня пунктом перехода к абсолютно другой мелодике и звучанию.

Сейчас давно уже практически не использую клавишные инструменты для сочинения, поскольку они диктуют ту ритмику, что мне, сегодняшней, не близка. Когда альбом «Море Сиам» вышел, всеобщая реакция была негативной — мол, он самый слабый, самый плохой... Но со временем мнение аудитории переменилось, и песни с этого альбома воспринимаются ею очень тепло. Возможно, он не так совершенно сыгран и записан, как можно было бы... Например, там мы используем сэмплерные барабаны — в имевшихся тогда у нас условиях записать «живые» ударные было очень трудно. В любом случае, ошибки и помарки в студии допускают все — но у меня никогда не было стремления перезаписывать старый материал в новых условиях, с учетом появившихся технических возможностей, о которых раньше мы не могли и мечтать.

Питерский период

— У вас образовалась длительная пауза в студийной дискографии — после альбома «Мосты над Невой», вышедшего еще в 2008—м...

— В эти годы у меня сложился такой жизненный и эмоциональный фон, что не понимала — хочу ли, могу ли сочинить что—то новое. Пустота какая—то... По—прежнему нравилось играть концерты, но вот с сочинительством решительно не ладилось. Несколько раз пробовала — не шло. Бросила — думаю, как будет, так и будет. Не исключала, что «Мосты над Невой» станут вообще моим последним альбомом. И вдруг недавно, минувшим летом, пришло внезапно вдохновение! Открылись какие—то незримые двери — начали сочиняться песни!



С июня по август написала достаточно новых вещей, чтобы хватило на альбом. Музыка готова, сейчас делаю тексты. Надеюсь управиться до начала нового года. Мой лучший друг сейчас — толстый словарь русских слов и выражений. К нему регулярно обращаюсь в поисках новых красок, которыми можно расцветить тексты, чтобы они точно передавали мои эмоции. Работа трудная, но не хочу обращаться к сторонней помощи — надо полностью использовать свой внутренний ресурс. Самой очень интересно, каким выйдет конечный результат — эти песни отражают некое новое душевное состояние, которого у меня раньше не было. Надеюсь, в следующем году доберемся и до звукозаписывающей студии.

— По—моему, ваши «екатеринбургские» альбомы очень отличаются по звучанию и настроению от поздних, «петербургских»...

— Вообще—то определяющее влияние на звучание всех моих альбомов оказал один и тот же человек — мой гитарист и аранжировщик Егор Белкин. Но, конечно, жизнь вокруг нас, обстоятельства, наше собственное мировоззрение — они с течением лет не могут не меняться, а это сказывается и на нашей музыке. Например, несколько лет назад приняла православное крещение — хотя верующей была всегда, но на этот шаг решилась под воздействием ряда обстоятельств лишь в 2013 году. Новый жизненный опыт, впечатления, переосмысление различных вещей — это все не может не отражаться на творчестве.

Послезвучие Насти

— После выпуска альбомов много остается нереализованного материала?

— Совсем ничего не остается. Я абсолютно не плодовитый автор и все мои песни так или иначе находят свое место на альбомах. В этом плане даже немножечко завидую тем своим коллегам, которые рассказывают в интервью: наваял, дескать, для нового альбома сорок песен, а потом выбрал самые—самые из них. С другой стороны, у людей, которые сочиняют песни в большом количестве, неизбежно оказывается много проходного, слабого материала. Я же всегда старалась избегать творческой халтуры — если уж взялась за новую вещь, то буду сидеть над ней ровно до того момента, пока она не покажется мне великолепной. Это значит, песня должна быть оригинальной, запоминающейся, распевной, и в ней ничего не хотелось бы поменять. Таков мой принцип.

— С чего начинается сочинительский процесс?

— Опять же нередко читаю рассказы музыкантов о том, что стоит им взять в руки гитару — и чуть ли не сразу приходят готовый мотив и слова. У меня тоже бывают такие счастливые моменты, но, к сожалению, посещают не так часто, как хотелось бы. Обычно для меня сочинительство — кропотливая работа. Беру аккорды, ищу нужные звуки, что—то при этом напеваю, импровизирую... Одно цепляется за другое, и постепенно память начинает выдавать красивые созвучия — быть может, придуманные или случайно услышанные где—то раньше и осевшие в подкорке. Это словно иголка, тянущая ниточку — песня медленно приобретает очертания. Бывают дни, когда решительно ничего не ладится. Иногда могу трудиться над одной композицией несколько месяцев и дольше. Для меня важно ощущение красоты и необычности — интересное звучание, интересный аккорд. Я, как и многие, зачастую боюсь сделать шаг вперед. И при работе над песнями нередко испытываю душевную робость, страх — а вдруг ничего толкового не получится? Боишься и делаешь, боишься и делаешь...

— Вы много концертов играете в акустике. Нравится в таком формате?

— Тут самое главное — в любом формате петь искренне, вкладывая в это душу. Как правило, к нам приходят люди знающие. Они прекрасно разбираются в моем творчестве, и им интересно послушать эти песни живьем. Когда публика чувствует, что музыкант полностью открывается, выкладывается, она отвечает огромной благодарностью. И, напротив, если пытаешься где—то схалявить, «сэкономить» себя — слушатель теряет к тебе интерес, погружается в индифферентное состояние. Именно поэтому стараюсь никогда не халявить. Бывает, что мы выступаем вдвоем с Егором, и это очень полезный опыт — когда песни максимально «оголены», становится понятно, чего они стоят на самом деле. Но больше всего люблю играть акустику полным составом. Именно наличие всей группы на сцене дает любимое мною ощущение одновременно и мощи, и прозрачности, обволакивающей мягкости.

— Как вы относитесь к электрическим концертам?

— Когда начинала, такие концерты заставляли меня паниковать — из—за громкости звучания трудно было взять нужный тон, казалось, что поешь мимо кассы... Из—за несовершенства имевшейся тогда у нас аппаратуры сама себя не слышала на концерте, впадала в дезориентацию. Долго училась это преодолевать. Даже сейчас электрический концерт — это для меня серьезное напряжение, приходится сосредотачиваться одновременно на двух вещах: пении и игре на ритм—гитаре. Многие вокалисты фактически «прячутся» за гитарой — красиво стоишь перед слушателями, и не надо делать никаких лишних движений. Но я всегда куда более естественно чувствовала себя на сцене в качестве свободной вокалистки. Однако в какой—то момент потребовалось усилить гитарное звучание группы, и чтобы не брать лишних людей, пришлось взять это на себя. Возможно, в будущем еще вернусь к тому, чтобы моим единственным инструментом на сцене был только голос.

— Ваше творчество больше ориентировано на женщин?

— Абсолютно никакой разницы. Это просто обращение к человеку. В жизни все мы, вне зависимости от пола и возраста, испытываем одинаковые чувства и переживания. Возможно, будь я профессиональным композитором и поэтом, у меня присутствовало бы это умение — адресоваться к какой—то целевой аудитории, к конкретным группам людей, отзываться на различные злободневные темы. Но я так не умею. И поэтому в своем творчестве апеллирую к вечной красоте — которая не тускнеет от воздействия времени и переменчивой моды. И в этом плане стараюсь ориентироваться на великих рок—музыкантов 60—70—х: сколько лет прошло, а их песни прекрасно помнят, слушают и любят.


Владимир ВЕРЕТЕННИКОВ,
собкор газеты «СЕГОДНЯ»
в Санкт—Петербурге.

Фото Валерия ПОТАПОВА.

Читать все комментарии (0)

Читать все комментарии

Добавить комментарий

Анонимные комментарии

Добавить

Ответить

Анонимные комментарии

Добавить


Также в категории

Читайте также

Кино Назван самый кассовый музыкальный байопик в истории

Общемировые сборы «Богемской рапсодии» пересекли отметку в $600 миллионов, и теперь фильм о группе Queen и её фронтмене Фредди Меркьюри стал самым кассовым музыкальным байопиком в истории!

В мире Солдаты Украины винят во всех бедах пропаганду Кремля

Военнослужащий Десантно-штурмовых войск Украины, сфотографировавшийся с президентом страны Петром Порошенко, будучи в военной форме с шевроном танковой дивизии СС «Мертвая голова», объяснил незнанием свой выбор нацистской символики. Видеообращение украинского десантника было опубликовано в Фейсбуке командования ДШВУ.

Люблю! 9 способов получить плоский живот без тренировок

Если до спортзала ты так и не дошла, а диеты считаешь вредными — записывай 9 простейших способов добиться плоского живота.

Экономика Доллар стал опасной валютой. Уже виден закат Америки

«Многие считают, что США имеют чрезмерные привилегии, благодаря особому статусу их валюты, что и привело к тому, что Вашингтон обратил сильные стороны доллара против своих геополитических соперников», — заявил в интервью советник президента России академик Сергей Глазьев.

Кино «Смерть Сталина» наградили европейским «Оскаром»

Объявлены лауреаты премии Европейской киноакадемии (также известной как «Европейский Оскар»). Больше всего наград получила картина Павла Павликовского «Холодная война», победившая в пяти номинациях (столько же наград завоевала и предыдущая работа режиссёра, «Ида»).

Кино «Оскар» за секс с Вайнштейном

Скандально известный продюсер Харви Вайнштейн снова оказался в центре всегобщего внимания. Не так давно актриса Джейн Доу, которую Вайнштейн пытался принудить к интимной связи, заявила, что продюсер хвастался перед ней отношениями с Дженнифер Лоуренс.

В мире Печаль, тревога, ужас: консерваторы Литвы с Кремлем связаны

Служба безопасности Литвы получила обращение от премьер-министра с требованием проверить консервативную партию — главную антироссийскую силу в стране — на связь с Кремлем.

Наша Латвия «Латвия — бедная страна без населения и экономики»

Вероятно, в пустынной местности действительно есть свое очарование. Бывший премьер Вилис Криштопанс в интервью Neatkarīga Rīta Avīze рассуждает: «Это наше счастье и несчастье одновременно. На такой территории, как Латвия, в некоторых иных государствах бюджет не девять, а более сорока миллиардов... Латвия — огромная территория без жителей, нет населения, нет экономических единиц, нет экономики».

Политика Латышам «оккупация» пошла на пользу. А теперь МВФ вошел в Латвию

Народ против государства, государство против народа. Кто кого? — спрашивает в своей публикации на портале Pietiek.com Айнарс Кадишс. Только необразованный человек или невежда может считать, что Латвии в этом году в самом деле исполнилось 100 лет.